Почему никаб пытаются запретить в России?

Почему никаб пытаются запретить в России?


Муфтият Северного Кавказа выступил за полный запрет никаба в России

Муфтият Дагестана все же запретил мусульманкам носить никаб — одежду, закрывающую лицо. На принятие решения ушло два дня. Ранее запретить никаб призывали общественники, депутаты ГД и силовики. Чем опасен этот элемент одежды — вместе с экспертами разбиралась «Газета.Ru».

«До устранения угроз»

«Мы будем выносить фетву о запрете никаба. И пусть меня обливают грязью, истина одна, — заявил муфтий Дагестана Ахмад-Хаджи Абдуллаев 1 июля, выступая на встрече с главой республики Сергеем Меликовым. — Сегодня вечером или на днях полностью по нашему шариатскому решению запретим [никаб]. <…> Если один человек хочет, чтобы на его жену не смотрели, пускай дома держит. Пока не будет полная тишина и спокойствие в регионе, мы эту фетву обратно не заберем».

Но на следующий день в отделе фетв муфтията Дагестана заявили, что не нашли достаточных оснований для всеобщего запрета никаба. Правда, отметили, что «из соображений безопасности» в определенных ситуациях допустимо введение локального ограничения на его ношение.

Решение это 3 июля огласил заместитель муфтия.

«Муфтий <…> объявляет о временном запрете ношения никабов до устранения выявленных угроз и нового богословского заключения», — заявил он.

В местных Telegram-каналах тут же разгорелась бурная дискуссия. Одни пользователи указывали, что запрет не принят на государственном уровне и поэтому не будет работать, другие посчитали это дискриминационной мерой. Ведь никто не запрещает нерелигиозную одежду, закрывающую лицо, — например, балаклаву.

«Под платками может скрываться мужчина»

Главный аргумент противников никаба — они угрожают общественной безопасности.

«Лично я тоже против ношения никаба, в том числе как человек, который неоднократно выполнял задачи по противодействию терроризму, — заявил глава Дагестана Сергей Меликов, выступая на сессии национального собрания Дагестана 25 июня. — Это одежда несвойственная для кавказских народов <…>

Под этими платками может скрываться мужчина, а женщины могут проносить запрещенные предметы.

С точки зрения безопасности я тоже против этого».

При этом глава республики подчеркнул, что никаб — не причина радикального ислама.

О необходимости срочно запретить никаб говорил на днях и глава Следственного комитета Александр Бастрыкин.

О том, что никаб затрудняет работу правоохранительным органам в беседе с «Газетой.Ru» признался и сотрудник столичного управления МВД России Артём Ефимов (имя изменено).

​​«В Москве, на мой взгляд, нужно придерживаться светских правил и не носить закрывающую лицо одежду. Это затрудняет идентификацию, — считает он. —Опознать человека не всегда выходит, даже если просто надевает маску или очки».

Некоторые политики, выступающие за запрет никаба, ссылаются на общественный запрос.

«Наступил момент, когда запросы к нам по этой теме набрали критическую массу. <…> Недавно я был на встрече в подмосковных Котельниках, где родители буквально требуют запрета. Дети мигрантов с трудом говорят на русском языке, не говоря уже о религиозной одежде. Это приводит к конфликтам и большой напряженности», — писал депутат от партии «Новые люди» Владислав Даванков в своём Telegram-канале.

В конце мая он внес в Госдуму законопроект, позволяющим регионам самостоятельно принимать решение о запрете ношения одежды, закрывающей лицо в общественных местах. Сейчас этот документ находится на рассмотрении.

Как относятся к хиджабу россияне

Отношением россиян к религиозной одежде социологи в последний раз интересовались в 2017 году. Тогда опрос ВЦИОМ показал, что 47% граждан терпимо относятся к «внешним проявлениям религиозной принадлежности», а 50% даже выступают против запрета хиджабов в школах.

Елена Михайлова, на тот момент директор специальных программ ВЦИОМ, объяснила, что причина недоверия и настороженности заключается «в низком уровне осведомленности о других этнических или конфессиональных группах».

Больше исследований на эту тему ВЦИОМ не проводил.

Свой опрос в июне 2024 опубликовал интернет-телеканал «Царьград». В нём приняли участие почти 2 млн человек.

86% опрошенных выступили за запрет никаба в общественных местах.

Ещё 7% предложили решить этот вопрос на уровне субъектов федерации, а 3% посчитали подобный запрет нарушением прав верующих.

После локального запрета никаба в Дагестане, муфтият республики выложил в своём Telegram-канале короткие видеоинтервью с жителями республики. «Меры, принятые Муфтиятом РД, полностью соответствуют настроениям дагестанцев», — отмечается в посте.

Никабы носили не только мусульманки

По словам старшего научного сотрудника Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО Ахмета Ярлыкапова, на Кавказе элементом традиционного женского костюма был именно хиджаб.

«Хиджаб — это одежда, закрывающая тело женщины, согласно предписаниям Корана. Открытыми остаются лицо, кисти рук и ноги ниже щиколоток, — говорит эксперт в беседе с «Газетой.Ru». — Ничего, напоминающего никаб, при котором остается лишь прорезь для глаз, в одеянии не было ни на Кавказе, ни на других территориях современной России».

Никаб и паранджа, по словам специалиста, традиционны для Центральной Азии. И их появление не было связано с исламом.

«Никабы — не обязательно мусульманская традиция. Та же паранджа гораздо древнее ислама, это была одежда оседлых жителей. Такой выбор был продиктован разными условиями: затворничеством женщин, погодными условиями.

У йеменских евреев, например, женщины тоже носили никабы. Так что это может быть и этнической традицией», — рассуждает Ярлыкапов.

На Северный Кавказ закрытое облачение проникло с развалом Советского Союза, но популярностью не пользовалось. Да и сегодня встретить женщину в никабе на Кавказе можно не часто.

«Если хиджаб — обязательный элемент одежды верующей женщины, то никаб — выбор каждой. Она может выбрать его, если считает, что ей так комфортнее, но на Кавказе его носят буквально единицы, очень маленький процент женщин, — объясняет специалист. — Уровень шума вокруг этой темы не соответствует масштабам явления».


Бессменный главный редактор, в незапамятные времена работал в издании РБК