Деятельность вора в законе Япончика в штатах

Деятельность вора в законе Япончика в штатах


Свою преступную деятельность Иваньков начал еще в 60-х годах прошлого века. Иваньков Вячеслав, благодаря своим неординарным способностям, жестокости и заложенной в нем природой быть вожаком, быстро завоевал позиции лидера в преступной бригаде Монгола. Они совместно с Монголом проворачивали хитроумные комбинации афер и налетов. О похождениях Японца знал практически каждый житель страны.

Но в 90-х годах Иваньков вынужден принять решение о переезде в США, дабы собственноручно не участвовать в кровавой мясорубке по разделу сфер влияния, развязанной преступными сообществами и не прогадал.

В Америке он также быстро достиг преступного олимпа, фактически стал лидером всего русскоязычного криминально-воровского сообщества. Иваньков наладил сотрудничество с итало-американской мафией на паритетных взаимоотношениях, подмял под себя практически всех мафиози выходцев из стран СНГ, и опять оказался на нарах. Но в этот раз в американской тюрьме, где так же сумел завоевать авторитет и влияние среди арестантов и тюремщиков.

Япончик довольно часто перемещался из России в Америку, решая криминальные вопросы, и особенно в последние несколько лет до его устранения снайпером. По стечению обстоятельств, на то время лидер русскоязычной мафии в штатах, Марат Балагула, был взят под стражу, а значит, место босса оказалось свободным. Да и претендентов на этот "титул" жизнь не щадила - некоторых ликвидировали, другие отсиживали свои сроки, остальные были вовлечены в междоусобные разборки. Также не было авторитетней Японца ни за границей, ни в странах бывшего СССР.

В Америке Иваньков страдал от своей «популярности», мешавшей его преступной деятельности. Для Японца невыгодно было упоминание его имени в любых СМИ. Но «законнику» все же удавалось успешно лавировать между законом и местными мафиями, оставаясь в выгодном положении. Под Японцем находились не только рестораны и другие общественные заведения, он контролировал некоторых бизнесменов, занимавшихся нефтепромыслом. Еще одной прибыльной сферой была связана с драгоценными камнями. Как и откуда приходили крупные партии доподлинно неизвестно, но они сбывались с помощью российских преступных сообществ.

Как и всякому крупному мафиози Япончику приписывалось торговля наркотиками: героин, кокаин. Якобы Иваньков наладил несколько наркотических потоков из стран южной Америки до старушки Европы. Он всегда отрицал подобного рода обвинения, поясняя что это большой грех, который всегда и везде будет осуждаться тем более по воровским законам. Ведь вор в законе не мог объяснить обществу, что по воровским понятиям за такие дела можно поплатиться воровской короной.

Любопытно, но Иваньков на говорил по английский. Это не мешало ему развивать криминальную империю в США. Конечно, он пользовался услугами проверенных переводчиков, однако всякое общение старался сводить к минимуму. Япончик всегда контактировал с российским криминалом, более того, он являлся третейским судьей, то есть «раскидывал рамсы среди воров в законе в СНГ. Для решения и помощи российские мафиози часто наведывались к Японцу в штаты.

На одной из воровских сходок российские воры связались с легендарным Япончиком. Телефонные звонки прямо со сходок часто происходили, ведь Япончик был как бы «третейским судьей», ставя точки в судьбах и конфликтах. Так вот, он сказал своим «коллегам», что подготовил прекрасный плацдарм для братвы. Власти США так же знали, кто скрывается под личиной «добропорядочного» эмигранта, поэтому как только появилась возможность американские силовики тут же «упрятали» «русского мафиози» на долгие девять с половиной лет.