Сколько зарабатывали писатели в СССР

Сколько зарабатывали писатели в СССР


Принцип «Любое государство лишь тогда чего-нибудь стоит, когда умеет пиарить себя» советская власть взяла на вооружение практически сразу.

Уже в голодные 1920-е известных деятелей культуры активно подкармливали – ситуация 1918 года с голодающим Блоком больше не повторялась. А после того как Сталин, с его неизбывным и пристальным вниманием к идеологии, укрепился во власти, была создана цельная система привилегий работникам культуры, которая, конечно же, менялась, но суть ее оставалась неизменной до конца советского периода нашей истории.

Принцип этого негласного договора можно коротко обозначить так: «Мы обеспечиваем вам очень приличную жизнь, но оставляем за собой право спрашивать, за что мы платим деньги».

Доходы работников искусства и впрямь разительно отличались от средних по стране. Возьмем, например, писателей.

Издаться было непросто, да, зато победившие в конкурентной борьбе за право видеть фамилию на обложке получали неплохой приз. Даже за публикацию в журналах платили большие деньги: за один авторский лист опубликованного произведения (порядка 25 страниц на машинке) центральные журналы отстегивали (причем независимо от членства в Союзе писателей) порядка 250 рублей (при средней зарплате в 150). Что же говорить о книгах, где гонорар за авторский лист прозы при минимальном тираже был 300 рублей, а с учётом потиражных мог быть 600 рублей и больше? А в обычной книге, напоминаю, десять и более авторских листов.

А теперь судите сами.

Самые высокооплачиваемые из пролетариев, шахтеры, тогда получали, ну, пусть 450 руб. Получается, с гонорара за одну изданную книгу ее автор мог жить с шахтерской зарплатой от полутора до трех лет. Согласитесь, времени достаточно, чтобы написать следующую книгу. Плюс переиздания. За каждое следующее платили, правда, все меньше и меньше, но тоже солидно. Да и это умудрялись обходить: чуть подшаманил текст, получил надпись «исправленное и дополненное», а с каждой новой редакции счет начинался заново.

И не надо фыркать: люди есть люди, и материальный фактор для них не последний.

К примеру, пристальное внимание многих хороших авторов к детской литературе не в последнюю очередь объяснялось и тем обстоятельством, что детская литература при прочих равных выходила большими, нежели «взрослая», тиражами.

К примеру, в «Детгизе» минимальный тираж был 100 000 экземпляров, т. е. «с колес» платили тройные потиражные.

Кстати, хорошую детскую литературу охотно переводили за рубежом, а «перевестись» тогда было голубой мечтой любого писателя, не только детского: за это шли пусть не доллары, но все равно - инвалютные рубли. Как вспоминал бывший работник ВААП Александр Ольшанский, гонорар Эдуарда Успенского, к примеру, за 15 последних советских лет исчислялся сотнями тысяч инвалютных рублей.

При этом писатели были вовсе не самыми богатыми творческими работниками. Но об этом - в следующий раз.